Стартовая страница

РОССИЯ 1991 года - “ОТТОРЖЕНИЕ” СОЦИАЛИЗМА КАПИТАЛИЗМОМ ПРИ ПРИНУДИТЕЛЬНОМ “ПЕРЕХОДЕ” К ВЫСШЕЙ СТАДИИ, ИЛИ…

“Отторжение, как скольжение,
Заволакивает и заманивает.
Ломких мыслей передвижение
Сном несбывшимся одурманивает.
Тяжкий грех потерять смирение.
В отторжении все теряется.
Не в потерях успокоение.
Не потерями возрождаются”.

Ангелина Шенина.
Баюкаю печаль мою… 1997 г. Иркутск.

Лирика Ангелины Шениной удивительно точно определяет сложности пути развития нашего общества, опасности продвижения в потемках идеологических и, как следствие, исторических. Эта лирика, если взглянуть на неё с позиций диалектики, подводит весь печальный итог социалистических преобразований в СССР за весь исторический период и становится вдруг жестоким приговором. Философская глубина этой лирики поражает воображение.

А теперь перейдем от лирики и философии (этих концентраторов человеческой мысли и исторических событий) к практике.

Так на каком этапе развития мы вдруг стали понимать, что “не в потерях успокоение” и “не потерями возрождаются” в обществе человеческом. Да и стали, вообще-то, понимать? Об этом и поговорим.

Прежде всего, определимся в предмете разговора более конкретно. Коль заговорили о социализме, то определимся, что это такое, хотя бы в первом теоретическом приближении: “От каждого - По способности. Каждому – по труду”. По Ленину: “…социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.
Тут середины нет… от монополий, вперед нельзя идти, не идя к социализму”.

В.И. Ленин. Грозящая катастрофа и как с ней бороться.

Даже на первый взгляд так и струится из этих определений капиталистическая суть социализма.

Что должно произойти в обществе, чтобы мы имели право говорить о начале этапа социализма?

1. Собственность должна быть общенародной, а по сути - государственной.

2. Власть должна быть советской, то есть – народной.

3. Прибавочная стоимость должна распределяться государством (народом) в интересах того же народа, в интересах народного же государства.

Но легко-ли отождествлять государство и народ? Государство - это механизм подавления воли народа. Народное государство – термин противоречивый.

Посмотрим быстрым взглядом на: “От каждого по способности. Каждому - по труду”. Что будет мерилом “от каждого” и что будет мерилом “Каждому”.

Первое можно определить в количестве рабочего времени на единицу продукции. Но, этого мало. Если знать, что далее тебя ждет “каждому по труду”, то необходимо устанавливать длительность рабочего цикла, то есть, рабочего дня. Тогда, разделив количество часов в рабочем дне на время изготовления одного изделия ( а оно у каждого может быть различным), можно получить итог, то есть, то пресловутое – “каждому по труду”.

Но, что это такое – каждому по труду? Человеку много чего надо. То есть, без менового механизма не обойтись. Самый эффективный механизм в этом случае – деньги. Вот мы и приплыли… Куда же мы приплыли?

К началам политической экономики! Но, как нам быть с “социалистическим” предприятиям. Кто такой был директор “социалистического” предприятия? Как он решал вопрос “каждому по труду”? Да как ему Бог на душу укажет. И “Положение”, которое он же и утверждал.

Все знали, что не от каждого брали “по способностям”, и не каждому давали по труду. То есть, директор выступал в роли распределителя прибавочной стоимости, по сути, собственника (пусть на час). Не работала формула социализма в условиях СССР и первого социалистического государства, не работала… И средства производства были “народными” и власть советская, а прибавочный продукт делили (поначалу робко, потом все наглей) директора, затем те, кто окружал этих директоров, партократы вообще ощущали себя князьями. Налицо был перекос к капитализму. Сама суть капитализма была в формуле. Когда игра в социализм надоела партократам и директорам-бюрократам, они перестали играть в эту игру и послали Ельцина на танк, чтобы тот разъяснил народу, кто им управляет с 21 июня 1991 года. Это - схема. Процесс был более сложным.

Раз надо оценивать то, что следовало распределять, значит, налицо было видно товарное производство свойственное капитализму.

Поговорим о товарном производстве. Что же происходило в СССР в начале 90 годов? Лучше Ленина не скажешь:

Происходит повсеместный, систематический, неуклонный саботаж всякого контроля, надзора и учета, всяких попыток наладить его со стороны государства. И нужна невероятная наивность, чтобы не понимать, нужно сугубое лицемерие, чтобы прикидываться не понимающим, откуда этот саботаж исходит…”

В.И. Ленин "Грозящая катастрофа и как с ней бороться."
Партиздат ЦК ВКПб. 1938 год.

Все, что происходило в 1921 году, не перестало быть, а приобрело еще более изощренные формы в 1991 году. И это после 70 лет советской власти!! Что же еще не было в советском государстве, чтобы заработала формула? Оказывается, не было власти народа! Не было диктатуры рабочего класса. Опасность советской бюрократии, о которой предупреждал В. И. Ленин, оказалась более чем реальной! Да и формула не безупречна, скажет иной. И это будет неправдой. Формула безупречна.

Итак, о товаре. В первой главе Первого тома “Капитала”, которая называется “Товар”, Карл Маркс утверждает: “Товар есть, прежде всего, внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности”.

Это свойство товара Маркс назвал потребительной стоимостью, или меновой стоимостью. Это как раз то, что мы определили при рассуждениях о формуле социализма, о потребностях через способность. По сути, формула не отрицает капиталистической сути экономики, даже при общенародной собственности на средства производства. При наличии потребительной стоимости и стоимости вещь становится товаром.

Порассуждаем еще об объективности законов экономики. Законы экономики не зависят от “измов”. Пусть то социализм, коммунизм или пресловутый капитализм, эффективность экономики будет зависеть от:

1. Производительности труда.

2. Себестоимости.

3. В рыночных условиях - от конкурентоспособности, то есть, при всех равных условиях, от качества продукции.

Нарушение хотя бы одного из этих законов экономики делает её не эффективной, УБЫТОЧНОЙ, ЕСЛИ ХОТИТЕ.

“Измы” начинают работать после реализации товара и получения прибавочной стоимости. В зависимости, кто делит “прибавочную стоимость” мы можем определить какой политический строй в том или ином обществе, определить уровень его “социализации”.

Если средства производства принадлежат хозяину – капиталисту, то часть прибавочной стоимости, определяемая на воспроизводство рабочей силы, будет зависеть от понимания этой проблемы этим хозяином, то есть, от субъективного фактора. Если задача “хозяина” урвать как можно больше и быстрее от деятельности его мануфактуры, он будет держать своих рабочих “в черном теле”. К чему это приводит мы уже знаем из истории.

Капиталист, рассчитывающий на долгосрочную эксплуатацию основных фондов и рабочей силы, будет и поступать соответственно. То есть, ему будет выгоднее иметь социально спокойных рабочих, и более эффективное оборудование. Тратить прибавочный капитал он будет соответственно. И не потому, что он “хороший”, а потому, что так поступать его заставляют законы экономики. Может получиться так, что реально существующий капитализм, в социальном плане может быть более привлекательным, чем реально существующий социализм (хотя здесь уже придется говорить о реально существующем государственном капитализме). Законы марксизма заставили Рузвельта в 1929-33 годах в США сделать рабочих совладельцами фабрик и заводов (производств) и выдернуть страну из трясины кризиса. До сих пор американцы считают Рузвельта спасителем нации.

Некоторые наши политологи с гневом воспринимают мысль, что в СССР существовал не социализм (в период Хрущева и его последователей) а госкапитализм.

Как можно назвать государственный строй, который в 80-е годы 20% прибавочной стоимости направлял на воспроизводство рабочей силы, а остальные 80% расходовал на различные государственные программы, в том числе и на содержание громадного репрессивного аппарата? Переверни Рыжков эту пирамиду на основание и не было бы повода для горбачевской перестройки.

Если определять процент эксплуатации общества по показателю обратному проценту расхода прибавочной стоимости на воспроизводство рабочей силы, то в этом мы недалеко ушли от Верхней Вольты, что и дало возможность госпоже Тэтчер сравнить СССР с этой африканской страной, определив разницу только в наличии ракет и атомного оружия.

Учитывая реверсивную суть социализма вполне понятно стремление бывших наших вождей скатиться в госкапитализм, чтобы не ломать голову над вопросом: Что делать? Состояние госкапитализма было заманчивым и для наших внешних противников, и для ревизионистов, или просто предателей внутри страны, внутри правящей структуры. В этом одна из причин развала нашего, казалось, незыблемого государства. Ослабло движение влево, сразу же заработал реверсивный механизм, скрытый внутри социалистической системы и приобретенный социализмом от капитализма. Гарантия обратимости (реверса) системы капитализм><социализм - в твердой политической власти. Если курс на социализм определен, как государственный курс, и сторонники этого курса владеют реальной властью в государстве, введение НЭПа может быть многократным. Однако контроль при этом имеет первостепенное значение.

Ведь, не по простоте своей “младореформаторы” в России начали реставрацию капитализма с разгона всех структур народного и партийного контроля.

Как же Ленин определяет формулу товара? В статье “Карл Маркс” В.И.Ленин утверждает: “Товар есть во -1-х, вещь, удовлетворяющая какой-либо потребности человека; во-2-х, вещь, обмениваемая на другую вещь…”

Самый совершенный механизм такого обмена – рынок. Чтобы обеспечить работу формулы социализма, необходимо иметь этот механизм, чтобы дать каждому “по труду”. Поэтому капитализм и приходит вместе с социализмом (народной собственностью на средства производства, с советской властью) в виде “отторжения” и в инородной структуры в общественном организме. Это отторжение вызывает воспалительные процессы, государственные лихорадки в виде нехватки того или иного, лихорадки в системе планирования, поскольку рыночный механизм и плановый механизм сосуществуют на одном пространстве. Это еще одна из причин реверсивности социализма”. Вернемся к ленинскому определению социализма.

По Ленину: “…социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.

Тут середины нет… от монополий, вперед нельзя идти, не идя к социализму”.

В. И. Ленин. Грозящая катастрофа и как с ней бороться.

Социализм живет в капитализме, он, как трупные черви сожрет капитализм после его неизбежной кончины. Но период внутреннего развития социализма, период формирования, период развития в вполне здоровом внешне организме капитализма, этот период обманчив и требует (повторимся) контроля!

Эта формула более полно определяет суть социализма, как явление отторжения. Здесь все на своих местах. Капиталистическая экономическая структура под влиянием политической власти работает на интерес всего общества. Но процесс этот не объективен, а субъективен. Смена политического лидера, внешняя агрессия, предательство вождей, грубые ошибки при реформировании экономики, все это вместе, или в отдельности, может вызвать реверсивный процесс отторжения обществом социалистических начал. Пример тому – длительная стагнация экономики в СССР и коллапс.

В подтверждение сказанному Ленин утверждал: “К вопросу о социализме наши эс-эры и меньшевики подходят по-доктринерски, с точки зрения заученной ими наизусть и плохо понятой доктрины. Они представляют социализм чем-то далеким, неизвестным, темным будущим.

А социализм теперь смотрит на нас через все окна современного капитализма, социализм вырисовывается непосредственно, практически, из каждой крупной меры, составляющей шаг вперед на базе этого новейшего капитализма”.

“Всеобщая трудовая повинность, вводимая, регулируемая, направляемая Советами Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов, это еще не социализм, но это уже и не капитализм. Это – громадный шаг к социализму, такой шаг, что, при условии сохранения полной демократии, от такого шага нельзя уже было бы без неслыханных насилий над массами уйти назад, к капитализму”.

В.И.Ленин. Грозящая катастрофа и как с ней бороться.

СОЦИАЛИЗМ, “или” товарное производство.

Приходится согласиться с утверждением Дмитрия Васильевича Валового, что противопоставление социализма и товарного производства неправомерно.

“В переходной период от капитализма к социализму наличие товарно-денежных категорий объяснялось многоукладностью нашей экономики. Следовательно, их отрицание предполагалось в будущем социалистическом обществе Важно подчеркнуть, что устранение товарного производства намечалось тогда вместе с его законами и категориями, с ликвидацией товарно-денежного обращения.

В современных концепциях, отрицающих товарное производство при социализме устранение товарного производства относится не к будущему, а к прошлому. И хотя считается, что ликвидация товарного производства уже осуществлена, товарно – денежные категории сохранены, они молчаливо увековечиваются”.

Экономика. В. Д. Валовой

Вот так! Деньги есть, банки есть, а товарных отношений нет! Вот так и смотрели на теорию развития социализма наши теоретики: что хотели – не замечали, что очень хотели – придумывали. Не замечали, что из всех окон капитализма на мир смотрел социализм, как и из всех окон социалистического государства, победившего капитализм “окончательно и бесповоротно”, выглядывал капитализм.

Создается впечатление, что это явление просто не желали замечать. Одни думали, что само рассосется. Другие выполняли социальный заказ и внушали вождям СССР, что - нет проблем! Наш паровоз вперед летит! И верили, если хотели верить…

Политбюро вопрос ребром: Нет при социализме товарных отношений! Ошибся Маркс со своей формулой. И Ленин не святой – тоже ошибся…

Один из экономистов (И.Малышев) “устраняет” товарное производство в период революционного скачка, когда средства производства переходят в собственность народа.

Однако практика показывает, что этот скачек является непременным условием, но не единственным и не достаточным. Мы об этом уже писали выше.

Итак, либо товарное производство, либо социалистическое. Третьего не дано!

Вломились в социализм, и обратно ходу нет! Действительно, это так, если речь идет о эволюционном пути развития общества. Но, к сожалению, есть страны, где ждать ужу невмоготу. Наша Россия вошла недавно в список таких стран. И здесь вступают в силу другие законы, когда реверс в ту или иную сторону не только возможен, а просто, неизбежен!

Наша беда была в том, что некоторые поверили, что у нас уже не может быть товарного производства, то есть, действительно победили капитализм окончательно.

А в это время появился советский капитализм, советские буржуа (совбуры) и стали совбуры развиваться по законам развития своего (буржуазного) класса. То есть, началось слияние капитала, борьбы за прибыль (в чем преуспел господин Хрущев) борьба за власть. От того, что совбуров не замечали в упор, они от того не стали быть “менее буржуазными”.

Ситуация осложнилась еще тем, что рабочий класс в России деклассирован, то есть, потерял все признаки пролетариата. КПСС перестала выполнять роль передового отряда рабочего класса, и социализм в России оказался не защищенным, обреченным на реверс в сторону капитализма.

Но мы уже говорили, что этот механизм реверсивный и в ту, и в другую сторону. Условия созревают, чтобы исторический механизм повернулся в исторически неизбежном направлении. К социализму!

Сделав шаг назад, Россия готова сделать два шага вперед по пути развития общественных отношений.

Но это событие уже будет глобального масштаба, способное похоронить капиталистическую формацию раз и навсегда. Неизбежность этого процесса определена многими составляющими общественного развития: Глобализация капитализма (в этом его возможность протянуть своё существование). Пролетаризация целой группы государств, составляющих не менее 50% населения Земли. Экологическая ограниченность ресурсов Земли при самоубийственном уровне потребления капиталистической системы. И т.д.
Даже последнее обстоятельство - экологическая несостоятельность Земли нести потребительскую нагрузку США и их саттелитов - достаточно для обоснования краха капитализма!

Г.М. Салов


Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Кнопка
Рябинский МИЦ : новости, факты, информация.